История и политика против альтернативной истории — Причины экономические и дипломатические

Россия выбирала именно те, что приводили Японию к войне с Россией, и делали её начало неизбежным.

Сперва Россию втянула в дальневосточную колонизацию группа министра финансов С.Ю. Витте и министра иностранных дел графом В.Н. Ламздорфом. Витте был идеологом строительства Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), помимо Сибирской магистрали, и на этой мегастройке хоршо урепил свое влияние и значимость,  с последующей эксплуатацией богатств Маньчжурии, укрепления монопольного положения Русско-Китайского банка, и дальнейшего проникновения в Китай.

Вторую группу составляли флотские военные и представители ВПК, которые сперва настояли на захвате Порт-Артура, а затем на постройке Тихоокеанского флота для защиты этого самого захвата. На этом формально основывалось отторжение Маньчжурии, росскийская зона влияния в которой фактически была теперь прикрыта вплоть до Южно-Китайского моря.

Третью группу составляли приближённые к императорскому двору так называемые «авантюристы», наиболее ярким представителем которых являлся  А.М. Безобразов. Фактически они убедили продолжить экспансию, чем осложнили игру по консервативному экономическому  поглощению Северного Китая группе Витте.

Итак, рассмотрим проблемы и приоретения России перед войной.

Как база для основных сил флота Артур был чрезвычайно неудобен: гавань, разделявшая Восточный и Западный бассейны, была мелководна, и требовала расширения. Наличие всего одного-единственного выхода из гавани представляло собой грандиозную проблему, благодаря которой японцы столь уверенно осуществляли ближнюю блокаду.

Сам по себе выход на внешний рейд, помимо безальтернативности, имел ещё один фатальный недостаток: он представлял собой узкое «бутылочное горлышко» посреди отмелей, и также был мелководным, что всячески лишало флот свободы манёвра. Для выхода эскадры в море требовался прилив, и по этой причине любой выход на внешний рейд занимал до 8 часов, так как в одну «полную воду» все корабли покинуть гавань не успевали. Необходимость дожидаться полной воды делала все манёвры русских предсказуемыми для противника, и на какую бы то ни было внезапность действий рассчитывать не приходилось. Узость фарватера также была столь очевидной, что даже один севший на мели корабль закупоривал его.

Всего на модернизацию крепости требовалось отпустить 32 424 000 рублей. Но любые траты на военные нужды становились поперёк горла министерству финансов, и лично С.Ю. Витте.

Под их влиянием на реализацию необходимых работ с 1898-го по 1903-й год выделили лишь треть суммы – 11 669 845 рублей, притом финансирование выдавалось малыми порциями, что не позволяло интенсифицировать работы. Само их планирование было совершенно оторвано от реальности, будто и не было рядом начавшей приготовления к войне Японии: окончание только лишь первой очереди работ было запланировано в 1909-м году. Естественно, что к началу войны ни одна из наиглавнейших задач не была выполнена: ни углубление фарватера, ни строительство дока для броненосцев, ни устройство молов на внешнем рейде.

Те же беды обрушились и на сухопутный фронт крепости.

Ещё с начала 1898 года была начата разработка проекта сухопутной крепости, однако до конца года дело не сдвинулось с мёртвой точки. Второй подход к разработке проекта, совершённый уже в конце года, из целей «экономии» был зарублен на корню Особым Совещанием с участием представителей военного министерства, министерства финансов и дипломатического корпуса.

Окончательный, сильно урезанный в целях экономии, проект был принят лишь в 1900-м году, спустя два года после присоединения полуострова, и всего за четыре года до начала войны. За это время на укрепление Порт-Артура с суши из общей суммы в 11,6 миллионов, было выделено всего 4 250 000 рублей, что снова составляло менее трети необходимого.

В то время, как в Порт-Артуре комиссия за комиссией всё урезали и урезали план обороны сухопутного фронта, а строительство портовых сооружений и работы в гавани велись черепашьими темпами, рядом, на всё том же Ляодунском полуострове, стремительно вырастало любимое детище Витте – «коммерческий порт» Дальний.

В его сооружение была вложена астрономическая сумма – при проектных затратах в 75 миллионов (что уже вдвое больше затрат на Артур), фактические вложения составили около 200 миллионов рублей при ничтожной отдаче. Дальний располагался вдали от основных торговых путей.

Таким образом, финансовая группа Витте одержала убедительную победу над военными и моряками, дав японцам грандиозную фору в последующей войне.

По паническим просьбам Витте , под предлогом отсутствия средств, были перенесены с 1903-го на 1905-й год сроки реализации программы строительства флота. Это не позволило своевременно достроить 5 броненосцев Бородино.

Фактически вместо флота построили незащищенную экономиески необоснованную гражданскую гавань, а также деньги ушли еще в 1897-м году, когда Россией с французским участием был выдан заём в размере 150 миллионов рублей (около 130 миллионов йен) под гарантию Российской империи выплаты контрибуции Китаем Японии.

Корейская авантюра.

В 1896-м году некий купец Бриннер стал обладателем лесной концессии в Северной Корее в районе реки Ялу.

Не сумев изыскать средства для разработки концессии, в 1897-м году он выставил оную на продажу, о чём узнал бывший представитель России в Сеуле министр Н. Матюнин. Через своего компаньона бывшего министра двора В. Вонлярлярского к делу концессии был привлечён главный фигурант, по фамилии которого и были названы все причастные – А.М. Безобразов. Пользуясь его связями, к авантюре с концессией удалось привлечь действующего министра царского двора И. Воронцова-Дашкова. Не найдя поддержки у министра финансов С.Ю. Витте и министра иностранных дел М. Муравьёва, концессионеры обратились напрямую к Николаю второму, с предложением о создании не просто общества для разработки концессии, а Восточно-Азиатской компании по образу и подобию Ост-Индской, с целью полного подчинения политики и финансов Кореи интересам России. Николай повелел через советника Непорожнего выкупить у купца Бриннера его концессию, и поставить во главе компании великого князя Александра Михайловича. Помимо выделенных из казны 70 000 рублей, из личных фондов Императора в дело были вложены 200 000 фунтов, после чего вопрос концессии превратился в личный коммерческий интерес государя императора и его фамилии.

Безобразовская клика с их проектом Восточно-Азиатской компании сразу же противопоставила себя группе Витте и его Русско-Китайскому банку.  В январе 1903-го года Витте принудили открыть Безобразову кредит в 2 миллиона рублей на освоение уже не только корейских лесов, но и китайских.

В ходе Особого Совещания в присутствии императора Николая 2 по вопросу концессии в Корее соперники сошлись напрямую: Витте, Ламздорф и военный министр Куропаткин категорически отказались поддержать намерения безобразовцев, но Николай проигнорировал их мнение. А.М. Безобразов был назначен статс-секретарём, Восточно-Азиатская компания утверждена.

Чтобы ещё более ослабить позиции триумвирата Витте-Ламздорф-Куропаткин, 30 июля 1903-го года вся Маньчжурия с квантунской областью была объединена под управлением Алексеева, ставшего Наместником, и подчинявшемся лично Николаю, с выводом наместничества из-под управления министерств. Через «Особый комитет по делам Дальнего востока» под руководством контр-адмирала А.М. Абазы, наместничество подчинялось Безобразову. А.М. Абаза, к слову, ранее являлся командиром яхты-крейсера «Светлана» генерал-адмирала Великого князя Алексея Александровича, что обеспечило ему выдающийся карьерный рост. В итоге Витте был убран с поста министра финансов, а Куропаткин подал прошение об отставке. Безобразовская линия в корейском вопросе окончательно взяла верх.

Очень быстро «лесная концессия» превратилась в начало оккупации Северной Кореи: в качестве «лесорубов» направлялись демобилизованные сибирские стрелки, общее число которых стремительно выросло до полутора тысяч, не считая китайских наёмников.

Источники:

1) Н.Н. Нозиков, «Японо-китайская война 1894–1895 гг»

2)  В.Ю. Грибовский, «Российский флот Тихого Океана, 1898-1905.
История создания и гибели»

3) Левицкий Н.А. «Русско-японская война 1904–1905»

4) П.Д. Быков — «Русско-японская война 1904–1905»

5) Апушкин В.А. — «Русско-японская война 1904–1905»

6) А. Царьков, «Русско-японская война 1904-1905. Боевые действия на море»

7) С. Бaлaкин, «Moрские сражeния Русскo-японскoй вoйны 1904-1905»

8) Дискант, Ю. В., «Порт-Артур, 1904»

9) http://www.lessons-of-war.ru/rjv_1/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *